Самоорганизация общества

Появление виртуального общества требует ответа на вопрос: Возможна ли его самоорганизация, или развитие и здесь приведет к иерархической модели с верховным предитором на верху. Исследования ведутся на основе системного подхода на примере обычного (невиртуального) общества.

Самоорганизующейся социосистемой можно считать такую, которая формируется в условиях неограничиваемого присвоения в собственность природных ресурсов и отсутствия внешних и внутренних политических, экономических и каких-либо других ограничений.

Естественно, что в настоящее время таких социосистем не существует. Но ранее свободно развивающимися социосистемами (государствами) являлись, например, государства в Северной и Южной Америке. По такому же пути шло развитие России в XVIII-XIX вв. Примером близких к свободно самоорганизующимся социально-экономическим структурам являются сообщества диких племен джунглей, населения северных территорий, занимающихся скотоводством, охотой, рыболовством.

Развитие процессов самоорганизации, ведущих к структурированию социосистемы, можно рассмотреть на примере однородной по всем признакам (национальным, языковым, религиозным и др.), территориально не разобщенной массы людей. В истории развития цивилизации подобных начальных условий отыскать невозможно. Но правомерность применения такой абстракции для анализа процесса подтверждается множеством примеров протекания отдельных событий, характеризующих ту или иную особенность или стадию процесса самоорганизации. Так, различные стадии структурирования можно наблюдать в хозяйственной деятельности и жизненном укладе населения северных территорий России (ненцев, чукчей), Приамурья (нивхов, уличей, орочей и др.), занимающиеся охотой и рыболовством; туземного населения тропических джунглей. В наиболее чистом виде, хотя и в миниатюре и не в полном развитии, данный процесс можно наблюдать в формировании отношений среди участников экспедиций (например, геологических или морских), в новых школьных классах, в концлагерях и тюрьмах и в других сообществах, где люди поначалу не знакомы друг с другом. В этих случаях прослеживается появление нескольких лидеров одновременно, формирование вокруг них групп, конкуренция между лидерами и группами, их слияние и формирование сообществ более высоких рангов.

 Структуризация социосистем

В основе процессов структуризации социосистем лежат такие качества, как физическая сила, выносливость и находчивость, интеллект, коммуникабельность и честолюбие и др. Большой коллектив, как правило, состоит из индивидуумов, каждый из которых обладает каким-либо из этих качеств или несколькими. Однако способности человека проявляются в конкретных условиях среды и жизненных ситуациях. Когда ситуация и условия среды меняются часто, то можно наблюдать и смену лидеров, и соответствующую переструктуризацию систем. Обычно же, если численность населения достаточна, то структуризация развивается одновременно по различным направлениям хозяйственной деятельности и быта и структуры перекрывают друг друга полностью. В результате формируются устойчивые социально-экономические целостности первого ранга (не считая семьи), возглавляемые каждая своим лидером.

Когда на одной территории формируется множество одноранговых социосистем, то границы их постепенно приходят в соприкосновение и получают развитие функциональные отношения между ними. Наступает другая стадия структуризации – борьба за лидерство социосистем первого ранга и образование структур более высокого ранга, что сопровождается количественными и качественными изменениями их функций.

 Процесс появления социосистем более высокого ранга

Повышение производительности и продуктивности любой из одноранговых систем возможно только за счет увеличения эффективности ее функционирования (эффективности использования ресурсов и труда) и изъятия части ресурсов и результатов труда (вещества, энергии и информации) у других социосистем.

Естественно полагать, что по истечении некоторого времени из однородной социосистемы могут выделиться отдельные социосистемы с более высокой продуктивностью. В результате они приобретают способность формировать цели развития для остальной части систем и по отношению к ним занимают более высокий ранг. Потребности данной части социосистем в ресурсах возрастают, и в случае их дефицита высокоранговые системы начинают использовать ресурсы оставшейся части социосистем, тем самым ослабляя их и подчиняя себе; ослабленные социосистемы теряют свои цели развития и начинают функционировать ради достижения целей развития системы более высокого ранга.

Процесс дальнейшей структуризации общества может идти либо путем дихотомического слияния одноранговых систем (неаддитивного суммирования пар), либо путем поглощения какой-либо группой, получившей по тем или иным причинам статус более высокого ранга (например, по достоинствам ее идеи или по численности людей), других коллективов, меньших рангом.

При дихотомическом слиянии одноранговых коллективов формируются коллективы более высокого ранга. Это значит, что новая социосистема не только растет по численности, но и совершенствует свою идею (за счет неаддитивного суммирования идей социосистем низших рангов). При простом поглощении одним коллективом других идеология значительных изменений не претерпевает. Более того, идея “агрессора”, по мере роста численности людей в системе, укрепляется и подавляет все другие, как противоречащие, не соответствующие ей и потому “неверные”. В этом случае идейное развитие социосистемы затухает или вовсе прекращается: идея превращается в догму. Так распространялись, например, религиозные и коммунистические идеи.

 Процессы в высокоранговых социосистемах

Развитие высокоранговых социосистем – государств – обычно начинается с формирования общностей людей преимущественно одной национальности и религиозных убеждений. Пока общности не соприкасаются друг с другом, не формируются и их границы. Государство, как целостное самоорганизующееся образование, не существует или выступает в качестве недоразвитой структуры. Но постепенно общность разрастается. Государство образуется при столкновении центростремительно расширяющихся общностей из множества центров и выступает как качественно новое, структурно оформленное социально-экономическое и политическое образование, имеющее четкие границы.

Границы между государствами – это не только отмеченная знаками линия, это еще и две полосы пространства, протягивающиеся вдоль границ с той и другой стороны, с развивающимися в пределах их социосистемами, отличающимися своей инфраструктурой, характером хозяйственной деятельности от таковых, располагающихся в глубине территории. Причем характер социально-экономических процессов в приграничной полосе прямо зависит от устойчивости границы, является ли она равновесной или нестабильной.

 Структуризация высокоранговых социосистем

 В последующем начинается новая стадия структуризации – конкурентная борьба государств (высокоранговых социосистем) между собой, ведущая к объединению одних и разделению и уничтожению других государств. Ясно, что на этом процесс не останавливается. Он продолжается как в системах низших (первых) рангов, так и в системах высоких рангов. В результате формируется иерархически соподчиненная многоранговая структура, в которой прослеживаются характеризующие ее свойства:

  1. переход в ранги осуществляется как по возрастающим, так и по понижающимся ступеням (любая высокоранговая система может перейти в нижний ранг);
  2. социосистема более высокого ранга определяет цели развития социосистем нижних рангов; управляющей является система, достигшая наивысшего ранга, она же прямо или опосредованно определяет государственную власть;
  3. социосистема, имеющая более высокую иерархическую ступень, эксплуатирует социосистемы нижних ступеней, присваивая часть результатов их труда, используя их ресурсы, интеллектуальный потенциал и пр., ради достижения своих целей;
  4. социосистемы могут объединяться и разъединяться, качественно меняя свои свойства.

 Появление и исчезновение социальных слоев внутри государственной структуры

Одноранговые системы внутри государственной структуры, объединяясь, образуют социальные слои общества. При этом у них изменяются цели политического и экономического развития: политические и экономические цели неаддитивно суммируются с проявлением эффектов синергизма, кумуляции политической и социально-экономической энергии, направляемой как на созидание, так и на деградацию. Объединение одноранговых систем в социальные слои осуществляется политическими партиями, а они формируются в результате развития идей социально-экономической и политической организации.

Одноранговые системы, разъединяясь, теряют общие цели развития, и образуемый ими социальный слой, как таковой, свои политические (управляющие) функции не проявляет. Это происходит, если разрушаются объединявшие их политические идеи и, соответственно, деградируют политические партии – носители идей. Например, сейчас в Украине отсутствует слой интеллигенции. Она лишь проявляет себя в изолированных друг от друга группах по профессиональным интересам. Слой рабочих (рабочий класс) находится в стадии самоорганизации. Этот слой пока еще разрознен, поскольку его старые идеи были разрушены, а новые, объединяющие социосистемы в слой, еще не сформировались. По этим же причинам находятся в стадии формирования и политические партии.

 Объединение социосистем различных рангов

 При объединении систем различных рангов их свойства меняются иным образом: системы высших рангов, присоединяя к себе системы низших рангов, сохраняют цели своего развития; однако количественные изменения при этом приводят к изменению их политического и социально-экономического потенциала.

Рассмотрим несколько примеров. Объединение социосистем на принципиальной основе как равноправных субъектов ведет к образованию конфедеративного государства, функции которого не совпадают с функциями каждого из субъектов в отдельности ни до соединения, ни после. То есть формируется принципиально новая социосистема. Соединение же двух систем (государств), из которых одна добровольно или путем физического подавления признала другую как систему более высокого ранга ( Юж. и Сев. Вьетнам; ГДР и ФРГ и пр.), не может привести к изменению политических и социально-экономических целей развития социосистемы более высокого ранга.

Если две политические партии объединились бы на принципиальной основе, как партии высшего ранга, то образовалась бы новая партия высшего ранга, с новыми целями и новой политикой. Вхождение же одной партии в другую означал бы переход первой на более низкую ступень, и тогда политика второй партии, сохранившей свой высший ранг, не изменилась бы.

 Закономерности объединения систем любой природы

 В процессах самоорганизации любых целостных систем, какой бы природы они ни были, включая и социальные, не существует, по крайней мере в течение длительного времени, такого их состояния, при котором бы одна система добровольно “работала” на другую, в ущерб себе. Процессы самоорганизации в системе направлены на уменьшение энтропии в ней, увеличение порядка, на совершенствование структуры функциональных отношений, на соответствие ее изменяющимся внешним и внутренним условиям. Однако во всех случаях уменьшение энтропии в одной системе осуществляется за счет увеличения энтропии в другой (и, следовательно, ее ослабления). Эта закономерность сохраняется в отношениях не только между социосистемами, но и между ними и экосистемами – средой обитания.

  1. Если рассматривать эти отношения в историческом плане, то можно увидеть следующую закономерность. Вначале развитие социосистем и рост их продуктивности осуществляется за счет эксплуатации собственной среды обитания (экосистем), а затем, если сил достаточно, эксплуатации подвергаются граничащие с ними социосистемы, вместе со средой их обитания. Если силы оказывались равными, то формировались равновесные устойчивые границы между социосистемами – государствами. Процесс этот развивался одновременно из нескольких центров. Интерферируя на стыках границ, он давал начало образованию иерархически ниже стоящих социально-экономических структур, пути развития которых полностью определялись несколькими центрами. Так постепенно рисовалась современная политическая карта мира.
  2. Процесс имеет закономерную направленность к формированию единого центра управления цивилизацией. Предпоследней стадией его является формирование двух примерно равных по силе действия центров влияния. До недавнего времени ими были, с одной стороны, так называемый социалистический лагерь во главе с СССР и Китаем, с другой – США с высокоразвитыми западными странами.
  3. Другая закономерная направленность в развитии социосистем – их движение к состоянию равновесия и стабильности социально-экономических и политических отношений, что и наблюдалось между двумя вышеназванными центрами в период существования СССР. Однако рост экономики и социального благосостояния людей в любой из социосистем возможен лишь вследствие нарушения установившегося равновесия и стабильности. Вообще говоря, в нарушении равновесия лежат основы социально-экономического развития. Иными словами, социально-экономические системы относятся к числу самоорганизующихся диссипативных структур, ведущих борьбу с равновесием, завершающуюся неустойчивым равновесием. При нарушении равновесия резко оживляются социально-экономические и политические процессы, перераспределяются потоки вещества, энергии и информации, изменяются в них расходы. Но при этом энтропия одних социосистем возрастает, а других – уменьшается, они становятся более сильными, более устойчивыми и более способными к нарушению устанавливающегося равновесия в будущем.

 О необходимости единого центра управления (глобального предитора)

 Процессы движения к равновесию и нарушения его (удаления от него) объективны и вечны.

Борьба против равновесия в социально-экономических отношениях в ранние эпохи развития цивилизации была прямолинейной и представляла собой физическую борьбу, направленную на подчинение одной системы другой. Сейчас она стала многообразной по форме и содержанию, по методам проведения. Но если раньше она была направлена на расширение границ влияния и подчинение более сильными социосистемами слабо развитых на соседних территориях, то теперь эта борьба ведется за право управлять миром из единого центра.

Движение цивилизации к единому центру управления – процесс закономерный, остановить его развитие невозможно, и в этом нет необходимости. Вопрос сейчас стоит в иной плоскости: на каких принципах это управление будет осуществляться и во имя каких целей; на каких принципах будет формироваться мировая власть и чьи интересы она будет блюсти и защищать. Сейчас есть основания полагать, что право управлять общемировыми социально-экономическими и экологическими процессами присваивается одной страной – Соединенными Штатами Америки. Но это ее право – право более сильного, использующего власть для удовлетворения в первую очередь собственных интересов. Необходима же мировая власть, характеризующаяся высокими нравственными качествами, управляющая миром в целях его сохранения, таким образом удовлетворяя интересы всех.

Может показаться, что управление из единого центра предполагает установление равновесия и, следовательно, прекращение действия процессов самоорганизации и развития общества. По нашему представлению, мировая власть (Парламент Мира) необходима не для того, чтобы гасить неравновесные процессы. Она не должна мешать развитию процессов самоорганизации неравновесных состояний, но, опираясь на теорию, направлять их, и из русла сугубо меркантильных отношений между различными системами, предполагающих рост богатства одних и обеднение других, в том числе деградацию экосистем, переводить их в русло борьбы за нравственные отношения между ними и за соответствие результатов жизнедеятельности социально-экономических и экологических систем. Более того, это управление должно быть одновременно направлено на использование развивающихся в экосистемах неравновесных состояний на увеличение их емкости и устойчивости.

Развитие цивилизации в будущем должно определяться новым содержанием понятия “прогресс”. Если сейчас под прогрессивным развитием понимается быстро нарастающий во времени и по пространству объем используемых веществ и энергии, создание индустриального общества, вытесняющего собой образующие биогеоценоз сообщества и движущегося к губительному критическому пределу, то в будущем понятие прогрессивное развитие должно иметь содержанием нарастающий во времени и по пространству процесс уменьшения до необходимого предела количества используемых веществ и энергии, что возможно только в виртуальном (информационном) обществе.

Итак, социосистемы при равноправных и взаимовыгодных отношениях между ними, даже при наличии неиссякаемых ресурсов, являются неустойчивыми и самопроизвольно структурируются на множество подсистем различных рангов. То же будет наблюдаться и в виртуальном обществе, поскольку природные ресурсы в нем потребляются в значительно меньшей степени.

В условиях же общего дифицита ресурсов в среде обитания, по мере заполнения ее емкости, получает развитие борьба за владение источниками вещества, энергии и информации. В случае действия права частной собственности на природные ресурсы расслоение социально-экономической системы принимает крайне обостренные формы, и вся социально-экономическая система тоже становится неустойчивой. Поэтому виртуализация общества неизбежна, и чем быстрее она будет происходить, тем меньше будет этих противоречий.

 О невозможности свободно самоорганизующегося общества

В условиях свободно развивающихся процессов самоорганизации принципиально нельзя добиться устойчивости системы ни в форме равенства в распределении результатов труда вне зависимости от эффективности использования ресурсов, ни в форме распределения результатов труда соответственно эффективности их деятельности.

Свободная самоорганизация предполагает развитие различных видов социально-экономических структур. Но все эти структуры, представляя собой упорядоченные целостные социально-экономические образования, находятся в антагонистических отношениях. Образно говоря, все они “хищники”, дерущиеся между собой, уничтожая друг друга, подчиняя себе подобных. Каждая из них претендует на ведущую роль в формировании государства и его управлению, стремится ослабить другие государства и подчинить их себе. В качестве «жертвы», на «теле» и в организме которой разыгрывается эта борьба, выступает народ – та его часть, которая, не втягиваясь в политические коллизии, занимается созидательным трудом.

Развитие хаоса осуществляется за счет вовлечения в него народа, отрыва его от трудовой деятельности. Когда часть народа, занимающаяся созидательным трудом, сокращается до некоторой критической величины, развитие хаоса угасает. Но уже не вследствие политических демпферов, а по причине угрозы голода и холода – “смирительной рубашки” хаоса, выполняющей роль обратной отрицательной связи. Развитый хаос характеризуется слабостью и крайней неустойчивостью государства.

Перевести систему из состояния хаоса в состояние упорядоченной целостности, идейно объединенной в движении к единой цели государственного развития, можно через установление функциональной соподчиненности социальных структур.

Но данный процесс самопроизвольно, мирным путем не происходит. Его разрешение через силовое взаимодействие, сопровождающееся физическим подавлением и уничтожением противоборствующей стороны, – закономерное явление. Оно осуществляется, когда одна из групп (социосистем), получая перевес в силе, начинает лавинообразно наращивать свою мощь путем присоединения к себе одних и подавления других групп.

Сейчас мы можем наблюдать как эти группы (социосистемы) захватывают информационное пространство, подчиняя себе все виртуальное общество, причем в реале и виртуале действуют одни и те же денежные мешки.

Запись опубликована в рубрике Управление виртуальной реальностью с метками , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>