Виртуализация власти

Политические институты сформировались как комплекс норм, определяющих способы постановки и решения проблем обладания властью. В информационном обществе эти базовые компоненты политики симулируются, вызывая виртуализацию институтов – выборов, государства, партий.

Борьба за политическую власть становится не борьбой партийных организаций или конкуренцией программ действий. Это борьба образов политических имиджей, которые создают рейтинг – и имиджмейкеры, пресс-секретари и “звезды” шоу-бизнеса, рекрутируемые на время политических кампаний. Реальные личность и деятельность политика необходимы лишь в качестве «информационных предпосылок», то есть служат своего рода объектами для тех, кто формирует имидж.

Собственно политический процесс покинул заседания партийных и правительственных комитетов, составляющих программы реформ, распределяющих функции и контролирующих их выполнение. Покинул он и межфракционные переговоры, и партийные митинги. Политика ныне в значительной мере творится в PR-агентствах, в телестудиях и на концертных площадках.

Управление и политика в конце XX в. разошлись точно так же, как разошлись производство и экономика. Следствием становится изменение характера политического режима – массовой демократии. В ходе выборов больше не происходит сколько-нибудь существенная смена чиновников-экспертов, которые осуществляют рутинную работу по управлению в коридорах власти. Меняются так называемые публичные политики, то есть те, кто буквально работает на публику. В наиболее развитых странах Запада это уже почти аксиома.

Наличие у кандидатов на выборные государственные посты четкой идеологической позиции, попытки следовать заявленным курсом реформ становятся попросту социально опасными в условиях благополучного и стабильного общества. Замена реальных политических позиций и действий их образами сохраняет политику в виде симуляторов и обеспечивает успех тем кандидатам, чей имидж, а вовсе не программа или действия, зримо воплощает ценности Свободы и Прогресса. Именно более привлекательный имидж молодых, раскованных, эмоциональных политиков становится решающим фактором их побед на выборах.

Дифференциация деполитизированных профессиональных управленцев и носителей имиджа – публичных политиков – есть очевидный симптом виртуализации главных институтов народовластия – выборов и собственно государства.

Другой симптом виртуализации институтов массовой демократии – замещение апелляций к общественному мнению манипуляциями с рейтингами. Рейтинги, основанные на выборочном опросе, когда респонденты соглашаются с вариантами мнений, сконструированными экспертами, представляют собой лишь модель, образ общественного мнения. Участвуя в опросе, респонденты оживляют эти симуляторы, и тогда образы становятся реальными факторами принятия и осуществления политических решений.

Поскольку симуляторы замещают реальные поступки политиков и волеизъявление граждан, постольку исполнение социальных ролей политиков – кандидатов и «государственных мужей», а также роли избирателя становятся виртуальными.

Краеугольные камни демократии – разделение властей, парламентаризм, многопартийность, актуальные в борьбе за ограничение произвола монархов, остаются лишь образами (моделями), если парламентское большинство формирует правительство, президент распускает парламент, олигархи блокируются с коммунистами, а националисты с социалистами.

Утратившие реальность многопартийность и парламентаризм симулируются экспертами-консультантами и имиджмейкерами как удобная и привычная среда состязания политических образов.

Бренд – главное средство виртуализации

Партии, возникавшие как представители классовых, этнических, конфессиональных, региональных интересов, превратились в «бренды» – эмблемы и рекламные слоганы, традиционно привлекающие электорат.

Императив использования приверженности «бренду» движет процессом симуляции партийной организации политической борьбы. Там, где бренд – давняя традиция, атрибуты образа «старых добрых» либералов, социал-демократов или коммунистов старательно поддерживаются, даже если первоначальные идеология и практика принципиально изменились и продолжают трансформироваться.

Там, где бренд отсутствует, партии и движения формируются, объединяются и распадаются с калейдоскопической быстротой в стремлении найти привлекательный имидж. Создание привлекательного образа самым действенным путем обеспечивает успех в борьбе за власть.

Мы живем в эпоху политики образов. Симуляция базовых компонент политических практик – идеологии, организации, общественного мнения – ведет к виртуализации институтов массовой демократии – выборов, государства, партий. И эта виртуализация допускает и провоцирует превращение глобальной компьютерной сети Internet в среду политической борьбы (инфраструктуру). Практически все политические акции и кампании в наше время сопровождаются созданием специализированных серверов и web-сайтов, посредством которых формируется имидж политика (акции, организации), ведется агитация, осуществляется коммуникация со сторонниками, и т.д.

Интенсивная политизация киберпространства наглядно демонстрирует, что новая политика строится на компенсации дефицита реальных ресурсов и поступков изобилием образов. Однако, точка бифуркации пройдена, и возврата назад больше нет.

Запись опубликована в рубрике Управление виртуальной реальностью с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>